+22 °С
Облачно
Все новости
Общие статьи
31 Января 2020, 11:25

Жизнь прожил – не поле перешел

Жизнь прожил – не поле перешелЧеловек родился и учился при советской власти. Казалось бы, что все документы должны быть в порядке. Но, то ли по неграмотности тогдашних работников сельского Совета, то ли из-за частой реорганизации структуры местной власти (то волисполком, то сельсовет, кроме того, они в одном месте упразднялись, в другом образовывались, потом этот процесс шел в обратном порядке) человек по справке сельсовета, выписанной на основании записи в «похозяйственной» книге, почти до пенсионного возраста ходил как Газизов Карам Фазыльянович, декабря 1929 года рождения. По этому документу он пошел в школу, затем служил в армии, работал в колхозе.

Жизнь прожил – не поле перешел
Человек родился и учился при советской власти. Казалось бы, что все документы должны быть в порядке. Но, то ли по неграмотности тогдашних работников сельского Совета, то ли из-за частой реорганизации структуры местной власти (то волисполком, то сельсовет, кроме того, они в одном месте упразднялись, в другом образовывались, потом этот процесс шел в обратном порядке) человек по справке сельсовета, выписанной на основании записи в «похозяйственной» книге, почти до пенсионного возраста ходил как Газизов Карам Фазыльянович, декабря 1929 года рождения. По этому документу он пошел в школу, затем служил в армии, работал в колхозе. Уезжать из родной деревни Талбазы никуда не собирался и не пытался, поэтому необходимости в паспорте не было. По этой причине не было необходимости в свидетельстве о рождении, а свидетельство о браке ему оформили на основании той же справки. По этому же документу выписывали детям свидетельства о рождении, а в графе «отец» писали вышеупомянутое имя, отчество и фамилию.
Но когда было принято решение выдавать паспорта нового образца и колхозникам (наконец-то и они были признаны «гражданами Советского Союза»), в исполкоме сельсовета ему сказали: нужно искать свидетельство о рождении, не может быть, чтобы в эти годы рождение человека не фиксировалось.
Карам ага все тянул: с одной стороны, не нужен был ему паспорт, когда жизнь шла уже к закату, с другой – не мог оторваться от повседневных колхозных дел. Только в 1985 году написал запрос в республиканский архив записей актов гражданского состояния. Ответ пришел не сразу. Он себя успокаивал: «таких как я беспаспортных не счесть, видимо не успевают». А когда пришел, его ошеломило. В свидетельстве о рождении было написано: «Гр. Фазыльянов Файзелкарам Фазыльянович родился 3 марта 1928 года…».
Сначала все ему это показалось смешным, «Как какой-то шпион другой страны, оказывается, жил под чужой фамилией», – думал он. Но потом погрустнел, потому что судя по свидетельству о рождении каждого из шести его детей любой мог утверждать, что это не его дети. Потом успокоился: «Никто из детей никогда не скажет, что я не его отец, хотя по паспорту я совсем другой, зато на полтора года раньше уйду на пенсию. Какая разница в том, что до этого ходил под фамилией от имени деда, а теперь – отца? Только вот имя получилось двухэтажное...».
Карам Фазыльянович в колхозную жизнь включился рано. В 1941 году после окончания четырех классов Талбазинской средней школы работавший тогда бригадиром Салих Шарафутдинов приметил не по годам рассудительного и серьезного парня, взял к себе помощником по полеводству. Потом началась война. За каких-то два-три месяца большинство молодых мужчин было призвано на защиту Родины. В период уборочных работ бригадир тяжело заболел и Карам остался во главе бригады.
– Тогда колхоз наш назывался «КИМ». В каждой деревне был один, а то и два-три колхоза, или как тогда называли, сельхозартели, – вспоминает ветеран. – У нас в Талбазах была одна артель. В ней было пять бригад. Моя бригада была под номером один. К ней относилась вот эта часть деревни (и он называет улицы, колхозников когда-то живших на ней). В бригаде было 24 пароконных плуга, была своя конюшня. Все полевые работы в основном выполнялись на лошадях: и пахали, и боронили, и хлеб жали, и снопы вязали и возили, и молотили, и зерно перевозили, и корма подвозили на них. Потому конюхами назначали самых добросовестных, уважаемых людей деревни, бригады. Потому что от состояния лошадей, от их упитанности и ухоженности зависела жизнь бригады, ее сегодняшнее и завтрашнее, сколько мы отправим хлеба фронту, другой продукции полеводства и животноводства. Нет лошадей – нет ничего.
Люди старшего поколения хорошо знают деревню в военные и послевоенные годы, как велись посевные и уборочные кампании, заготовка кормов. Нетрудно себе представить, каково было тринадцатилетнему подростку руководить бригадой, организовать ее работу. Техники никакой не было, поэтому нужно было мобилизовать все трудоспособное и не трудоспособное население. В 1942–43 годах, по воспоминаниям Карама аги, не было мужчин в бригаде, кто бы мог держаться за плуг. Поэтому мальчишки управляли лошадьми, женщины «управляли» плугами. Надо было жить не только самим, но и снабжать фронт продуктами питания.
Говорят, что в годы войны дети рано взрослели. Это заставляла жизнь. Когда Карама Газизова в 1949 году призвали на службу в ряды Вооруженных Сил, за плечами у него было почти восемь лет опыта бригадирской работы. При этом в послевоенные годы он пошел в вечернюю школу, успел закончить семь классов.
– Служил в артиллерийской части на Западной Украине, вспоминает он, – Сначала был наводчиком, потом командиром батареи.
Через три с лишним года солдат вернулся в родной колхоз. Здесь произошли немалые изменения. Сельхозартели «КИМ» и имени Свердлова (деревня Старая Муртаза) объединились и стали называться колхозом имени Свердлова. Председателем был избран Анвар Сабиров.
Карама ага назначили завхозом. Зимой он организовал заготовку леса для колхоза, доставал другие строительные материалы. А весной следующего года начал работать бригадиром Старомуртазинской бригады.
В 1962 году председателем колхоза был избран Фидай Сафиуллович Ахмадуллин. Он назначил К.Газизова завхозом и направил на зиму на заготовку леса в Караидельский район. У нового председателя были грандиозные планы по строительству производственных и социально-бытовых объектов, а для этого нужен был строевой лес.
Караму Фазыльяновичу пришлось работать и налоговым агентом, а после выборов в местные Советы в 1963 году его избрали на организационной сессии председателем исполкома сельсовета, где он работал до конца созыва.
Сейчас супруги Газизовы (Фазыльяновы) на заслуженном отдыхе. Занимаются садоводством, огородничеством, в личном подворье держат скот. К слову, любой садовод-любитель или огородник позавидовал бы, восхищался бы, какими ухоженными растут здесь помидоры, огурцы, кабачки, перец, лук, чеснок, клубника, кусты малины, смородины и еще многое другое. Ни одного сорняка здесь не увидишь. Я перефразировал бы известное изреченье: покажи мне твой огород, и я скажу, кто ты. Действительно, по состоянию двора, сада, огорода, многое можно сказать о человеке, которому они принадлежат, даже не видя самого хозяина. Такова логика.
Рашит АЙДУЛЛИН.
(Из газеты «Авангард» №75 от 30.06.1998 г.)
Читайте нас: